Наличные правят страной: когда Узбекистан придет к безналичному обществу и причем тут коронавирус

09.09.2020

Эксперты рассказали Spot, когда страна придет к безналичному обществу, что для этого необходимо и что изменилось уже сейчас.

Фото: Евгений Сорочин / Spot

Коронакризис внес определенные коррективы в жизни людей, обществ и даже целых государств. Одна из сфер, на которую повлияла пандемия, является рынок платежей.

Вынужденная долгая изоляция людей, рекомендации по ограничению использования наличных денег, привели к росту электронных платежей.

В США, к примеру, к концу апреля количество онлайн-заказов продуктов питания достигло рекордных 62,5 млн.

По данным McKinsey & Company, в Италии, где преобладают наличные, объем электронных платежей вырос более чем на 80%.

На фоне роста онлайн-покупок, бесконтактных платежей и постепенного отказа от использования наличных из-за страха заражения коронавирусом выигрывают платежные компании, банки и другие организации, предоставляющие финансовые услуги с использованием современных технологий.

Во втором квартале 2020 года доход Paypal впервые в истории компании превысил $5 млрд (рост 25%), а объем платежей, проведенных через систему, составил рекордные $222 млрд с ростом в 30%.

Это не значит, что коронавирус «убьет» наличные, но он ускоряет процесс развития безналичных платежей, запущенный много лет назад.

Ярким примером служит Швеция, где еще в конце 2018 года в экономике оставался лишь 1% наличных.

Рынок электронных платежей Узбекистана был многие годы закрыт, доминировала локальная платежная система. До сих пор глобальные платежные системы, как Visa или Mastercard, не могут полноценно функционировать в стране.

При этом подавляющее большинство карт были выпущены в рамках зарплатных проектов, а их использование до недавних пор доставляло множество неудобств: были сложности со снятием наличных со счета из-за отсутствия банкоматов, карты к оплате принимали далеко не во всех торгово-сервисных предприятиях, а в тех, что принимали, стоимость покупки могла возрасти в связи с безналичным расчетом.

Фото: Евгений Сорочин / Spot

Ситуация кардинально начала меняться в 2018 году, когда на законодательном уровне утвердили курс на внедрение и развитие цифровых банков.

С тех пор ведется некая гонка технологий: банки и платежные организации создают все больше услуг и продуктов для облегчения жизни потребителей.

Впервые за несколько десятилетий у людей появился интерес к банковским картам и электронным платежам. Это подтверждается тем, что коммерческие банки запустили оформление карты онлайн и бесплатную доставку ее клиентам, платежные организации, такие как OSON, CLICK, Payme создают виртуальные кошельки для тех, кто не владеет картой, но желает пользоваться онлайн-платежами.

За месяц после запуска системы в OSON было создано около 140 тыс. электронных кошельков, сообщил Spot основатель и руководитель компании Фарход Махмудов.

«Мы именно в карантин запустили электронный кошелек и увидели, как это решение актуально сейчас, когда без необходимости идти в банк можно оплачивать услуги онлайн, переводить деньги близким без комиссии. Мы не фокусируемся на росте количества пользователей с картами, в перспективе хотим собрать своих клиентов, которые будут пользоваться электронными деньгами OSON», — отметил он.

Во время карантина вырос спрос и на банковские карты локальных платежных систем — Uzcard и HUMO. В частности, в «Капиталбанке» спрос увеличился в несколько раз, в том числе благодаря запуску услуги доставки карт.

«Спрос на карты международных платежных систем немного упал, так как люди не могли выезжать за рубеж, были сложности с доставкой товаров из зарубежных интернет-магазинов. Visa открывали в основном для проведения конверсии, онлайн-вкладов», — говорит заместитель председателя «Капиталбанка» Сергей Гимадиев.

«Капиталбанк», как многие другие банки, запустил во время карантина доставку карт. Фото: «Капиталбанк»

По его мнению, пластиковая карта — удобный инструмент, который необходим каждому. Человек, забывший кошелек дома, остается без денег. А оставив дома карту все равно можно оплачивать услуги через платежные приложения и даже совершать покупки в магазине через телефон.

Что изменил карантин

Во время первого локдауна в марте этого года закрылись все магазины, кроме продовольственных и аптек. Людям рекомендовали не выходить из дома без острой необходимости. Это породило огромный спрос на доставку готовой еды, продуктов питания и других товаров. Службы доставки сообщали о росте заказов до 500%.

Кафе, рестораны, производители и владельцы магазинов начали срочно выходить в онлайн. Движущей силой стали Telegram-боты, создание которых не требует много времени и больших затрат, при этом позволяет быстро наладить онлайн-торговлю.

С развитием электронной коммерции увеличивался и объем безналичных платежей — люди предпочитали оплачивать заказы через платежные сервисы или терминал.

«Пандемия увеличила оборот безналичных платежей. Помимо роста числа предложений по дистанционной продаже товаров, увеличилось и количество переводов между физическими лицами: не имея возможности приехать к родным и близким, люди помогали им деньгами дистанционно. Изменились потребительские привычки: вырос спрос на доставку товаров на дом, а люди начали избегать мест скопления народа. Если раньше коммунальные услуги, мобильная связь, интернет часто оплачивались в кассах банков, то COVID-19 сделал небезопасными любые контакты. В итоге большинство потребителей, оценив удобство и безопасность интернет-покупок, намерены и дальше приобретать товары, не выходя из дома», — отмечает руководитель проектов компании Suntronix в Узбекистане Виктор Шерстюк.

Аналогичного мнения придерживаются представители сферы, которые наблюдали снижение спроса в период послабления карантина, но продолжали расти в объемах по сравнению с докарантинным периодом.

Потребители, которые впервые совершали покупки в интернете, параллельно осваивали и платежные сервисы. Фарход Махмудов сообщил о позитивной динамике как в количество пользователей OSON, так и платежах, которые выросли за время карантина на 30%.

«Сильно выросла потребность в услугах перевода с карты на карту. Объем транзакций за последние месяцы увеличился на 40%. Мы также заметили рост в разделе оплаты услуг, то, что раньше в основном оплачивали на местах, сейчас все чаще оплачивают онлайн. Вырос средний чек. Пользователи стали чаще платить за игры онлайн и подписки кинотеатров», — говорит руководитель компании.

Фото: Евгений Сорочин / Spot

Выросло также количество скачиваний приложения «Капиталбанка» Apelsin. Некоторые виды платежей в системе растут на 300−400% ежемесячно.

«Безналичный оборот растет в том числе и потому, что практически все банки перестали выдавать зарплату наличными и всю сумму перечисляли на карту. Комиссия за снятие наличных в банкомате составляет 1%, чтобы не терять эти деньги, люди стали больше платить картой», — отмечает Сергей Гимадиев.

Наличные правят Узбекистаном

Очевидно, что безналичные платежи дешевле и удобнее. С точки зрения банков наличные требуют больших затрат — их нужно перевозить, охранять, подсчитывать.

«Работа с наличными — тяжелый труд, который сопряжен с человеческим фактором, а это значит, что могут возникать ошибки. Кроме того, человеческий труд ограничен по времени. По картам, платежному приложению обороты идут круглосуточно. Для обслуживания не нужно нанимать 100 человек, достаточно добавить серверную емкость и оперативную память», — говорит представитель «Капиталбанка».

С развитием безнала у потребителей отпадает необходимость носить с собой пачки денег, не возникает проблем со сдачей, бесконтактные технологии позволяют оплачивать покупки в магазине за секунды.

Так почему же в Узбекистане все еще «властвуют» наличные? Собеседники Spot сошлись во мнении, что это связано с финансовой безграмотностью населения и укоренившимися привычками людей.

«Еще одной причиной высокого спроса на наличные является опасения утраты средств с карты вследствие мошеннических действий. Также негативное влияние оказывают комиссии за снятие наличных, сложности с получением консультаций в обслуживающем банке, ограниченный круг операций и дополнительных сервисов. У многих банков, например, присутствует требование иметь неснижаемый остаток на счете международной карты. Практически все банки СНГ уже отказались от этой практики», — отметил Виктор Шерстюк.

По мнению руководителя OSON, медленное развитие безналичного оборота связано со слабым ростом электронной коммерции и плохим развитием инфраструктуры. Как следствие — не такой большой выбор на покупки в онлайн.

Наличный оборот сократится, это лишь дело времени, уверен зампред «Капиталбанка». Люди должны привыкнуть к новым технологиям.

Фото: Шухрат Латипов / «Газета.uz»

"Когда мы внедряли инфокиоски люди по началу их боялись: вдруг при сбое он не выдаст обратно деньги. Сейчас учим людей пользоваться мобильным приложением. Для многих это открытие. Некоторые не представляют, как можно для открытия вклада не отнести деньги в банк и взять вкладную книжку, а оформить все в приложении, чтобы потом сбережения были где-то в интернете. А когда падает приложение, люди думают, что лишились своих денег. Недоверие населения всегда есть. Чем лучше мы развиваем систему, тем более грамотным становится население", — отмечает Гимадиев.

Когда страна придет к безналичному обществу

Хотя сейчас правительства таких стран, как Швеция, обеспокоены таким стремительным исчезновением наличных в обороте экономики и пытаются притормозить этот процесс, Узбекистан находится только в начале пути.

По мнению Сергея Гимадиева, страна перейдет к полностью безналичному обществу через 10 лет. К тому времени и карт уже не останется, платежи будут осуществляться через электронные кошельки, телефоны и другие девайсы. Для этого требуется комплексная работа государства и участников рынка.

«Переход тормозит неподготовленность банковской системы, недостаточное предоставление финансовых услуг, слабая работа с населением. Также нельзя забывать про проникновение мобильного и проводного интернета, отсутствие смарт-устройств у немалой части населения, особенно в регионах. Чем быстрее мы дадим возможность пользоваться всеми доступными сервисами через мобильное приложение, тем быстрее будет переход. Это огромная работа всех банков, регулятора, государства», — подчеркнул зампред банка.

Основатель OSON добавил, что банковские услуги, в свою очередь, не развиты тоже по ряду причин. Среди них достаточно консервативное законодательство, слабая инфраструктура, нестабильный телеком и другое.

«Развивать все это нужно в комплексе. То есть если мы хотим, чтобы пользователи отдавали предпочтение безналичным деньгам, нужно сделать их удобнее наличных», — говорит Фарход Махмудов.

Можно говорить о безналичном обществе в Узбекистане, когда поступательное развитие банковских продуктов и сервисов, удобство и простота использования карт приведут к сокращению основной массы наличных средств, отмечает Виктор Шерстюк. Он считает, что это может произойти в ближайшие пару лет.

«Банки Узбекистана сейчас двигаются по пути цифровизации и выводят на рынок новые продукты. Мы периодически оказываемся „внутри“ системы в качестве IT-исполнителя идей, поэтому видим активную работу в этой области. Например, недавно запустили в одном из банков получение онлайн-овердрафтов на зарплатные карты клиентов. Эта услуга также уменьшает наличный оборот: теперь человек не занимает денег до зарплаты, а получает нужную сумму в безналичном виде. Как только во всех банках будут реализованы современные и эффективные IT-решения, страна и придет к cashless society», — говорит представитель Suntronix.

Для ускорения перехода на безналичные платежи нужно внедрить систему безналичной оплаты общественного транспорта и такси, сделать доступными оплату через терминалы на дехканских базарах и в сельской местности.

Развивать систему можно через программы лояльности, скидки, кэшбэк, оптимальные тарифы, возможность использования овердрафта и, конечно, скорость и простоту получения самой карты, считает эксперт.

Источник: https://www.spot.uz/ru/2020/09/09/cashless/

Форма обратной связи: